1553841993

Сколько зарабатывают ставропольские мастера хендмейда? И готовы ли они платить налоги

С 1 января 2019 года в нескольких регионах страны проводят своеобразный налоговый эксперимент. В Москве, Подмосковье, Калужской области и Татарстане категории граждан, относящиеся к самозанятым, платят налоги. Итоги и дальнейшее распространение такой практики на территории всей Российской Федерации депутаты Госдумы обсудят в октябре. Мы решили узнать, как к этой идее, относятся ставропольские хендмейдеры, готовы ли они «отстегивать» какой-либо процент в казну государства. И возможно ли это при уровне их доходов.
Вязание — и хобби, и заработок 

Нашей первой героине 35 лет. На протяжении двух из них она вяжет интересные вещи на заказ. Продаёт через свою страницу в социальных сетях. Анна по образованию экономист, но поработать по специальности так и не успела. До декрета трудилась в одном из магазинов продавцом-консультантом. Потом — счастливое замужество, дети и декрет. Первую работу по совету подруг она связала в одном из таких отпусков по уходу за ребёнком. Комплект — шапку и снуд — продала за 1200 рублей. Молодая женщина на этом не остановилась и продолжила вязать аксессуары для тех, кто не любит сливаться толпой. 


 — Для меня это не заработок, а хобби для души, — говорит Анна. — Помню, что когда вязала первый заказ испытывала страх. А вдруг не понравится, а я за это возьму деньги… 

На самом деле за это время было не так много заказчиц. Всего человек десять. Постоянной клиенткой стала девушка, для которой Аня связала свою самую дорогую по стоимости работу – чалму, снуд и митенки. За работу мастерица взяла 2000 рублей. Сейчас довольная клиентка регулярно заказывает вязаные аксессуары себе и своим детям. 


Какого-то стабильного и регулярного заработка у рукодельницы нет. Заказы появляются от случая к случаю. Родственники не против, что домохозяйка и мама двух очаровательных детей тратит свое свободное время на любимое хобби. Муж часто дарит Анне спицы и крючки, а маленькая пятилетняя дочка Василиса уже пробует свои силы в вязании. 

«Если для таких, как я введут налог, я, конечно, не брошу свое любимое занятие. Удалю страницу в соцсетях, чтобы избежать проблем с налоговой и продолжу вязать для тех, кто уже знает меня и мои работы», — подытожила рукодельница. 


Рукоделие в генах 

Вторая мастерица, с работами которой автор этих строк знаком лично, трудится воспитателем в одном из детских садов краевого центра. Её любовь к народным промыслам и рукоделию — зов крови. Прабабушка Ольги вышивала, как и многие сельские жительницы. Отец — мастер спорта — на досуге рисует пейзажи и создает уникальные композиции из металла. Так в скором времени около его сельского дома появится железная статуя любимого скакуна. По профессии он зоотехник и в родном селе его знает каждый житель. Мама вяжет и шьёт. Неудивительно, что дочка унаследовала тягу к рукоделию.  


Сначала Оля вышивала крестиком, потом увлеклась вязанием, плела  шкатулки и вазы из газетных трубочек. Сейчас с не меньшим азартом создает милые аксессуары для маленьких принцесс и продает свои творения через страницу в соцсетях. 

«Первые бантики сделала за шоколадку. А потом сарафанное радио разнесло молву и пошли заказы», — рассказывает мастерица. 

Самым неожиданным заказчиком стал ресторан «Шинок». Директор разыскал рукодельницу через соцсети и попросил сделать головные уборы для официанток в виде веночков. Самым объёмным был заказ перед 9 мая прошлого года. Ольга создала более трёх десятков георгиевских ленточек стоимостью по 150 рублей за одну штуку. Выручка составила около пяти тысяч. Из них около 2,5 тысяч рублей ушли на закупку материала. Трудилась Оля после основной работы. Заказ закончила поздней ночью 8 мая и сдала всё в срок. 


 «В среднем пару бантиков, либо заколок, я продаю по цене от 250 рублей. Бывает, что в месяц  делаю всего две-три пары аксессуаров. Больших барышей в этом бизнесе не бывает, — искреннее делится она. — Если введут  налог, я не брошу свое хобби. Думаю, что сарафанное радио поможет мне и дальше творить, даже без страницы в интернете». 


Кондитерский цех — это мечта 

Тяга к прекрасному передалась по крови и нашей следующей собеседнице — жительнице курортного Железноводска 32-летней Олесе. Её бабушка работала в кондитерском цехе и школьницей девочка часто наблюдала, как делают шоколадные конфеты. Девушка получила экономическое образование, какое-то время поработала в сфере торговли. Потом замужество и декрет. 

— В один из дней мне стало скучно и я решила испечь что-нибудь для своих родных. По сути, я стала кондитером-самоучкой. Рецепты брала из Интернета, просматривала видео-уроки.  Мои кулинарные шедевры родственникам пришлись по вкусу, и с их лёгкой руки у меня появились первые заказчики, — рассказывает она. 


Тортики для маленьких и больших сладкоежек Олеся печёт на дому уже на протяжении шести лет. 

«В зависимости от сезона и количества заказов мой доход может составить около 15 тысяч рублей», — делится кулинар. 

Самый первый торт ушёл за 500 рублей. Сейчас в зависимости от ингредиентов стоимость за килограмм составляет приблизительно 700 рублей. Кстати качество продукции, автор строк, проверил на себе, отмечая день рождения маленькой дочери в курортном городе. 


«Самый большой заказ мне сделала одна из энергетических компаний. На свой юбилей они захотели торт. Его масса составила 26 килограммов», — рассказала Олеся. 

Кулинарный шедевр она сотворила за три дня на собственной кухне. 

«Если введут налог, то я, конечно, задумаюсь над созданием ИП. На самом деле собственный кондитерский цех — это моя мечта», — подытожила кулинар. 


Эко-сладости станут дороже 

Продукция нашей следующей рукодельницы известна многим жителям краевого центра. У неё есть постоянные заказчики и удостоверение представителя любительского объединения мастеров «Кудесник», которое Мария получила в 2017 году. Хендмейдером девушка стала десять лет тому назад. Сначала делала мыло ручной работы, затем натуральную косметику. Хобби совмещала с работой в одном из отделений ПФР. 


«В какой-то момент муж сказал, что хватит работать в офисе — твори, и я последовала его совету», — рассказала ставропольчанка. 

Сейчас готовит эко-сладости и продукты. Она приверженец здорового питания и предлагает ставропольцам попробовать вегетарианские, сыроедческие десерты и снеки без сахара и яиц. 


Вегетарианство стало осознанным выбором не только Марии, но и всех членов семьи. 

— На самом деле из овощей и фруктов можно приготовить массу разнообразных и вкусных блюд, но если моя дочка попросит сосиски — я не стану препятствовать ее желанию. Злате всего четыре года и когда подрастёт сама поймёт, что ей лучше есть. Кстати в детском саду у неё такое же питание, как и у всех детей, — поделилась она. 

Эко-сладости и снеки Мария продает через соцсети. Продукция также пользуется спросом в фитнесс-центрах и йога-клубах, с которыми сотрудничает горожанка. 

«Мой доход в среднем составляет около 15 тысяч в месяц. Я часто участвую в различных ярмарках. Взнос составляет около тысячи рублей в день. Случалось, что продажи на ярмарках приносили доход в размере десяти тысяч рублей», — рассказала Мария. 

По её словам, после введения какого-либо налога придётся задуматься над открытием ИП. Но это потребует затрат, что в свою очередь отразится на себестоимости эко-сладостей и снеков. 


Для справки: по определению российского министерства финансов к самозанятым гражданам относятся мелкие предприниматели, которые осуществляют коммерческую деятельность без оформления ИП и соответственно ничего не отчисляют в казну государства. По подсчётам ведомства, порядка 36 процентов трудоспособного населения страны работают без уплаты налоговых взносов.  

В пилотных регионах сумма налога для самозанятых составляет 3-6 процентов от заработка. Министерство рекомендует зарегистрироваться в налоговой службе тем гражданам, чей доход в год превышает сумму в 2,4 миллиона рублей в год. При таком раскладе нашим героиням не грозят какие-либо штрафы и санкции, так как их ежемесячный заработок не дотягивает до 200 тысяч рублей… Но мы искренне желаем им успехов в том, чем они занимаются. 

Ольга Самсонова 

Фото из архива героинь 
Портрет типичного ставропольского убийцы
Рок-н-ролл, который не смог
Где в Ставрополе поесть и не разориться
Голая правда: искусство на грани