Сергей Гаврилюк
1534256153

Рок-н-ролл, который не смог

«У нас было три гитары, половина барабанной установки и 15 метров ткани»
В прошлый раз я уже рассказывал о выезде нашей весёлой рок-группы в Изобильный. Приключения продолжаются. В этот раз мы отправились в Астраханскую область, правда теперь в сценических костюмах и с презентацией альбома. Эта история покажет, какой ад может случиться на концерте и сколько раз можно сойти за сумасшедшего среди местных. 

Страх и ненависть в автобусе 

Мы были в десятках километрах от Ставрополя, когда рейсовый автобус накрыл ливень и порывистый ветер. Помню, промямлили что-то типа: «Чувствую, как нас колбасит; может не доедем?..». Неожиданно со всех сторон раздались раскаты грома, ночную трассу размыло дождём, а придорожные кустарник прижало ветром к земле. 

Уже почти полночь, а нам ехать ещё шесть часов. 

В этот раз ваш покорный слуга ехал в составе сразу двух коллективов: ВИА имени Анубиса Ars Nocturna и ансамбля имени Николая Негодника Tarthak. Нас пригласили ещё за два с половиной месяца до концерта. Играть предстояло не в самой Астрахани, а в посёлке Красные Баррикады. Там, у речки Бахтемир, расположилась небольшая база отдыха, которая и предоставила место для фестиваля. Как впоследствии выяснилось, это стало её ошибкой. Впрочем, на ошибках только учатся. 


Полные энтузиазма мы бросились готовить вкусный и забористый материал, костюмы и яркие шуточки. На всё-про-всё ушла пара дней. Мы выбрали образ эдаких древнегреческих философов, которых разбудили после тысячелетнего сна: тоги, лёгкий грим и эластичные бинты. С «Tarthak» всё проще: военный камуфляж и грим в стиле «алкаша-утопленника», как сказал наш гитарист. 

Беда любого музыканта, у которого нет своего транспорта, – это погрузка багажа. Водители не требуют закидывать в багажное отделение гитары, да и не особо против тысячи сумок, если ты уместишь их на своём сидении, но лучше раскошелиться на пару ячеек для багажа. Если весь скарб окажется на вашем месте, спать в дороге будет невозможно, а ехать, на минуточку, около девяти часов. 

Гитары в багаж сдают самые рисковые. Как бы аккуратно их ни укладывали, всю дорогу будешь нервничать и трястись. Так что она едет с вами. 

Тяжелее всего барабанщику: в его походный набор входит собранный кардан для игры в бас-бочку, малый барабан, железо, комплекты палочек и одна сумка шуток про глупого басиста. Впрочем, загрузит он это всё или оставит при себе – не важно. Обстоятельства могут сыграть против. Если Ваня из Ars Nocturna практически закрыл себя сумками, то Алексей из Tarthak всё сдал, чтобы свободно «раскинуться» в кресле... Но на первой же остановке он рассказал, как его обманула судьба: 

– Со мной едет очень большая и потная женщина. Она заняла примерно полтора места: своё и моё. Спать неудобно, сидеть неудобно. Я ненавижу этот мир. 

Макс, вокалист, поддержал его, ткнув в меня пальцем: 

– Он не очень большой, но места занимает примерно, как та женщина. Хе-хе. 

Примерно в районе Грачёвки мы застали удивительную картину: из-за сгустившихся туч пробивалась молния. Вспышки света на секунду подсвечивали землю из «укрытия» и быстро затухали. Макс позвал Ваню с Жорой, барабанщика с гитаристом: 

– Парни! С вашей стороны сверкает, фотографируйте! 

– Кого? 

– Кого-кого? Природу. Красота. Ты каждый день видишь, как молния через облака бьёт? Сидят, «щёлкают», – Макс потянулся за своим фотоаппаратом. – Отсюда не достану, хоть вы с телефона поснимайте. 

Около полутора часов Макс караулил молнию с нашей стороны, но в итоге природа и сон решили, что из поездки мы вернёмся без красивых фото природы. 

Белое солнце степей 


Когда мы въехали в Астраханскую область, уже светало. Обувь на ногах предательски стала на размер меньше, а желание как следует выспаться – на два размера больше. Сонные и голодные мы ступили на астраханскую землю в шесть часов утра по местному времени. Первое, о чём мы подумали, это о еде. Десять тел, перегруженных сумками и гитарами, отправились в ближайшее привокзальное кафе. 

В снятую квартиру нам предстояло вселиться только после обеда, на улице уже стояла дикая иссушающая жара, потому завтрак наш растянулся на пару часов. В это время с нами созвонился один из организаторов, Иван, и присоединился к нашим посиделкам.  

– Как дорога? 

– Да всё путём. Завтра выступаем? 

– Да, ночью. Сегодня открытие фестиваля, если сможете, приезжайте вечером, ведущий будет объявлять выступающие группы, заранее засветитесь. 

– Посмотрим по состоянию, – перевожу с вежливого на наш: «Нет, мы будем отдыхать». 

– На завтра вам транзит организуем. Часа в четыре от вокзала вас отвезут к Красным Баррикадам. В пять вечера саундчек, а сразу за ним концерт. Там же вас покормят. Возможно, губернатор придёт. По крайней мере, в аппарат правительства отправляли приглашения. 

– О, посвятим Жилкину песню, – посмеялись мы. 

Ближе к двум часам мы наконец-то поселились в двухкомнатной квартире в панельном районе-клоне Ставрополя. За ту сумму, что мы платили, апартаменты оказались вполне сносными. Разве что дверь на балконе открывалась по системе «нипель», а в одном из шкафов лежал бережно разобранный кем-то журнальный столик и гигантская плюшевая собака. 

Бравые гитаристы улеглись спать, а мы с вокалистом и барабанщиком решили прогуляться. 

Жара в Астрахани особенная, не такая, как в Ставрополе. Если в родном городе пот и ветер спасают тело, то в Астрахани воздух сухой. То есть ты сгораешь и не потеешь. Это удивительное свойство, когда тебе нечем дышать, а вокруг горячо настолько, что даже не успеваешь «растечься» и охладиться под ветром. Где-где, а здесь минералкой нужно запасаться, как белке орешками. Собственно, на жидкость мы потратились больше всего. 

Поздно вечером мы обошли самую мрачную часть города и вернулись домой. Из планов оставались ночная съёмка лунного затмения и подготовка костюмов к концерту.  

Макс захватил фотоаппарат и советский ТАИР, объектив-базуку для любителей далёких звёзд. Со стороны он выглядит как полноценный телескоп. Мы пришли к железнодорожному разъезду, установили фотик на обочине и направили ТАИР в сторону красной точки в небе. 


– Разрешите мы у вас тут поснимаем Луну? – обратился Макс к удивлённому человеку в форме. 

– Хорошо, ребята, только не мешайте дорожному движению. 

– Тогда, парни, стоим рядом и не двигаемся. Аппаратура очень хорошо чувствует вибрацию. Даже ваши шаги, – сказал вокалист, – Ну, родная, не подведи. 

Он сделал несколько первых кадров. На предпросмотре показалась наполовину красная Луна. В этот момент возле нас остановился внедорожник. Водитель перегнулся к нам через пассажирку: 

– Чё, мужики, Луну видно уже? 

Макс ткнул пальцем в небо: 

– Вон же она. Видна лучше, чем мы. 

Водила кивнул и поехал дальше. 

Охота на светило продолжалась около часа. Всё это время возле нас тормозили машины: кто-то думал, что у нас радар, некоторые решили, что мы под кайфом. Лишь единицы вспоминали об обещанном затмении. 

Только впоследствии мы выяснили, что в родном Ставрополе красную луну было почти не видно. Нам повезло. 


Дома мы взялись за костюмы. Для этого требовалось выстирать бязь в чайном котле. Мы купили четыре упаковки чая и слили их в один таз. Всю ночь в квартире, а то и на лестничной площадке, пахло бергамотом. Не исключено, что соседи решили, будто откинувшиеся пацаны решили «чифирнуть».  

К трём часам ночи на нашем балконе сохли жёлтые простыни и бинты. Что бы вы подумали о жильцах дома, увидев такое с улицы? 

Фестиваль «Удиви астраханца» 

Вечером следующего дня нас отвезли на душную базу в сорока минутах езды от Астрахани. Деревянную сцену сколотили у берега речки. Первое разочарование встретило нас именно здесь. Ещё заранее у нас спрашивали, какой аппарат нам нужен. Два гитарных и один басовый стеки. Если переводить на земной язык, это что-то вроде здоровых колонок с подключенными к ним усилителями, такие обычно ставятся в студиях и на репетиционных точках. Вместо них нас ждали комнатные комбики с микрофонной подзвучкой.  


Зачем спрашивать о требованиях к аппарату, если всё равно поставите что-то другое? Благо, беспроводной микрофон дали. 

На саундчек двум нашим группам потребовалось всего 15 минут, хотя по регламенту на каждую группу для отстройки отводилось по 40 минут. 

– Самый быстрый и о***нный саундчек, – подытожил звукорежиссёр, – Вы, парни, профессионалы наверное? 

– Не, мы просто из Ставрополя. У нас на отстройку дают две минуты всего. 

Когда мы спускались, к нам подошёл поддатый отдыхающий: 

– А чё вы всег' по одной песне с'грали? 

– Так это же отстройка, концерт позже начнётся. 

Нас поселили в отдельном домике с кондиционером, так что жару нам было где перенести. Там же нас и покормили. Обещанные проезд и еду организаторы обеспечили. А вот самих организаторов на фесте почему-то не было. С группами возился ведущий Валера. Он познакомился с нами, узнал, как нас лучше представить, и сказал, во сколько мы выходим на сцену. 


Пока сцену и аппарат пробовали другие группы, мы решили окунуться в Бахтемир. За это время с нами успели пообщаться пьяный мужичок, который божился, что останется на наши выступления (не остался), накуренный паренёк, который собирался переплыть реку поперёк, а Ваня чуть не утонул. Хитрое дно с ямками сыграло с ним злую шутку, благо, мы держались в одной кучке. 

Перед выступлением нам нужно было состарить и подпортить эластичные бинты, чтобы они походили на бинты мумии. Возле домика мы впятером устроились валять в пыли белоснежные элементы костюмов. В соседнем домике отдыхала компания, которая быстро переключилась на нас: 

– Чё они делают? В пыли возятся. Ребяяят! Вы накуренные? 

Мы молчим. Компания подошла поближе. 

– Ребят, может вам пива, а? Или минералки? Отпустит... 

– Спасибо, мы трезвые, это для выступления. 

– Ааа, так вы играть будете! А что за группа? 

– Ars Nocturna... Из Ставрополя. 

– Нифига себе! Ребят, слышали? Издалека приехали! Ну мы на вас пойдём. А мы уж решили, что вы белку поймали или ещё чего. Ну вы как будете играть, позовите. 


С матом и гаком мы вырядились в свои странные греческие наряды и выбрались к сцене. Пока доигрывали предыдущие группы, нас обступили местные с фотоаппаратами. Мы оказались чем-то непривычным, что Ars Nocturna, что Tarthak. Если у остальных были просто футболки и джинсы, то ставропольская дивизия основательно подошла к концертным костюмам. И не прогадала. 

Как нельзя организовывать фестивали 

И всё же неприятный осадочек у обеих групп остался. Сойдя со сцены, мы остались на базе до утра, ждать, когда за нами приедет транспорт. Всё это время с нами оставался ведущий Валера и новые друзья, которым понравилось наше выступление. Местные пригласили нас за свой стол, где мы наконец-то оценили астраханскую воблу с местным пивпромом, если можно так выразиться.  

А в это время неподалёку раздосадованные спонсоры конфликтовали с организаторами, или их представителями, поскольку всё, что было запланировано на фесте, так и не заработало. Уже после всего этого действа астраханцы писали во встрече: «Вы пробовали спонсорское пиво? А в переносной тату-салон сходили? Нет, потому что до ума это всё так и не довели».  

Скажем так, организаторы выполнили свою задачу отчасти, а когда концерт уже пошёл своим ходом, они внезапно исчезли. До кого-то нельзя было дозвониться, кого-то искали... В итоге даже не обошлось без приезда полиции, ибо со сцены внезапно пропал чей-то кардан. Неужели нельзя было перестраховаться и найти заместителей, придумать координаторов и охрану? 


Говорят, что на второй день, когда мы играли, концерт прошёл лучше, поскольку участники поняли, что нужно всё брать в свои руки. Оказалось, что в первый день кто-то не рассчитал мощность аппаратуры и необходимое число генераторов, из-за чего часть оборудования просто сгорела. А фаерщики, которые должны были устроить огненное шоу, даже не знали, в какой момент им нужно выйти, поэтому пришлось импровизировать. 

Конечно, в общем счёте рок-н-ролл получился, да только не тот, которого все ждали, задуманное масштабным мероприятие просто слили из-за нескольких серьёзных недочётов. Например, треть от проданных изначально билетов вернули разочарованные фанаты в первый же день. 

В шесть утра за нами приехал заказанный микроавтобус и отвёз нас в Астрахань. А уже в одиннадцать часов утра нас провожали новые и старые друзья. Из душного города мы вернулись в родной Ставрополь вечером в странных чувствах. Не буду говорить за других, скажу за себя: было круто, но не на концерте, ради которого мы туда ехали. 

P.S. Без фотографов очень плохо. Маме нечего показать... Это как нужно было опростоволоситься, чтобы после фестиваля остались лишь фото с мобильного? 

Сергей Гаврилюк. 

Фото Максима Спасского, Михаила Рыжова и всех неравнодушных посетителей концерта. 
Где в Ставрополе поесть и не разориться
Голая правда: искусство на грани
1
Как накачать пресс к бархатному сезону